суббота, 8 января 2011 г.

Точка отсчёта

Продолжение публикации А.Н. Бочарова "Возвращенные имена" 
Памятник погибшим в ВОВ село Коммояк


ТОЧКА ОТСЧЁТА

Всё началось обыденно и просто... На определенном этапе жизненного пути, ведшимся не со-всем праведно, проснулся я рано утром с головной болью и, кажется, с расплавленным серым веществом, именуемым ещё мозгами. Закурил сигарету и задумался...
Ну и что? Что дальше? Камо грядеши? (Куда идём?) «Так и будешь, - корю себя,- вести разгульный образ жизни?» Я обзывал себя самыми последними словами, отсутствующими в словарях Даля и Ожёгова, какие и не каждый сапожник вспомнит, попав молотком по своим пальцам. Но слова сии знакомы боцманам корабельным и употребляемы ими во время авралов. И поплыло перед глазами....
Волга...

Переезд...
Степь...
Батайск...
Севастополь...
Харьков...
Железнодорожный вокзал...
«Стоп! - думаю сам себе, - а не дурак ли я»! Но за телеграф не берусь. То есть не форсирую ход видения, а наоборот, включаю функцию «стоп – кадр», затем замедленное воспроизведение. Вот где она, собака, зарыта...
Чёрные брюки – клёш без гульфика (спасибо Екатерине Великой – как гласит легенда, по её высочайшему указанию, - «дабы матрос Флота Российского, играя с девицей лёгкого поведения, не сверкал в кустах задницей»,- флотские брюки имеют такую конструкцию); чёрные бушлаты с рас-стёгнутыми верхними пуговицами, не смотря на холодную декабрьскую погоду, чтобы было видно тельняшку; бескозырки с развевающимися на ветру ленточками, заломлены на затылок так, что кажется чудом, что они ещё не упали на асфальт, открывают отросшие чубчики, свидетельствующие о том, что мы не салаги, а служим уже второй год…
Мы молоды, нам всего по двадцать. Мы веселы и беззаботны, – едем на корабли Балтийского Флота для прохождения практики. По перрону идёт табор, настоящий цыганский табор. Женщины, дети... Все в красочных, цветных развевающихся широких одеяниях. Я никогда не видел такого зрелища и стоял завороженный или загипнотизированный.
Теперь описываю со слов моих товарищей, так как я этого не помню.
Юная цыганочка, лет двенадцати, подошла и взяла мою руку. Она долго смотрела на линии моей руки, водила по ним своим миниатюрным пальчиком. А потом изрекла: - «...Умрёшь ты в тридцать семь лет, если... Заслуг от государя иметь не будешь, но многие, чужие тебе люди, скажут спасибо». Далее она замолчала, на мои вопросы не отвечала, а только смотрела своими чёрными, как уголь, глазами на меня, будто я уже на смертном одре. Я пытался дать ей сколько-то денег, но она не взяла, и медленно пошла за своими соплеменниками... Она так и сказала: - «...от государя...» Предвидела она или знала точно, что Генеральные секретари у нас в стране сменятся Президентами?
С т о п ! Машины в раздрай – правая машина вперёд, левая назад! Лево руля! На румб сто двадцать! Ведь пройдёт несколько дней – и мне исполнится ТРИДЦАТЬ СЕМЬ лет!!!
И захотелось мне посетить могилы предков. Чем чёрт, тьфу, цыганка, не шутит. Пришёл на могилу бабушки. Попросил у неё прощения за то, что не смог проводить её в последний путь. Я три месяца был в морском походе. А где могила дедушки? Сгореть мне на месте, сидеть голыми маклаками на раскалённой сковороде в аду. И опять в свой адрес я выливал обрезы бранных слов из лексикона корабельного боцмана (мичман А.Б.Пчелянский, твои «уроки» пригодились!).
Мой дед Андрей Никитович Бочаров погиб в годы войны с гитлеровскими захватчиками. Где он похоронен и когда? Эти два вопроса встали передо мной и необходимо получить на них точные ответы. Делаю запрос в Центральный архив Министерства Обороны. Долгое ожидание ответа. Месяцы. И вот ответ - погиб 7 января 1943 года, похоронен – хутор Сизово Ордженикидзевского края. Сейчас это Ставропольский край. Отправляю письмо туда. Вскоре получаю ответ, - «Имеется братская могила, похоронено в ней 14 бойцов. Одиннадцать из них известны, но среди них ваш дедушка не значится». Опять письма, опять ожидания. Как это так? Вот же документ архива Министерства Обороны, в котором указано, что А.Н.Бочаров похоронен на хуторе Сизово. Этого хутора уже нет на карте – его затопили при строительстве водоёма. Но останки погибших при освобождение села солдат перезахоронили в посёлок Коммаяк. На братской могиле установили памятник. И вот приходит конверт. Вскрываю. Фотография братской могилы – на мемориальной плите фамилии двенадцати бойцов, чьи останки покоятся в земле, за освобождение которой они погибли. Двенадцатая - фамилия моего дедушки - «мл. серж. Бочаров А.Н.» И просьба в письме - «Помогите определить, кто другие двое воинов».
Вот в этот момент и попала мне «пуля в голову». Как это так, захоронены солдаты неизвестными, а многие числятся пропавшими без вести. И полетели запросы... И письма, письма...

Комментариев нет: